Крийя йога Парамахансы Йогананды КРИЙЯ ЙОГА Парамахансы Йогананды

МЕДИТАЦИЯ Йогананда Ананда
Йогода Криянанда

 
 

Поселение Ананда – как оно было основано и почему

Свами Криянанда

«Такой дух является чем-то таким динамичным и красивым, что он не может
Не стать силой, которую будут использовать в будущем, потому что
Она является решением для стольких многих проблем общества»

Я бы хотел обратиться к теме поселений и истории моего опыта с ними. Я родился в Румынии, и, возможно, потому что я жил в своего рода коммуне, я начал интересоваться этим образом жизни. Мы были, в основном, иностранцы, живущие рядом, и были отдельной группой внутри большой страны.

Я полагаю, что многие из нас в Ананде возможно жили в коммуне и в астральном мире также, потому что это казалось таким естественным образом жизни для стольких многих из нас. Мастер говорил, что часто создаваемое людьми в этом мире, является попыткой восстановить подсознательные воспоминания совершенства, которое они знали в астральном мире. Это кажется вполне вероятным, потому что столь многие из нас имеют инстинктивную сонастроенность с коммунами.

Эта идея зародилась у меня с детства. Она начала выходить на первый план, когда мне было около пятнадцати. Я стал думать о том, как бы было здорово, если бы люди, которые верили в одно и то же, могли жить отдельно от всего общества. Я понимал две главные причины необходимости этого. Первая была в том, чтобы помочь отдельным людям находиться в окружении тех, кто настроен на одну и ту же длину волны; а вторая причина была в том, чтобы помочь обществу в целом, так как люди будут концентрироваться на определенных идеалах и развивать их. Как только эти идеалы будут развиты маленькой группой, они смогут распространятся в обществе в целом, не теряя свой фокус.

Мои размышления усиливались год от года, и к тому времени, как я поступил в колледж, они были более определенными. Хотя на самом деле эти мысли завладели моим умом гораздо раньше. Учась в колледже, я начал думать о том, как часто предшественниками настоящего прогресса цивилизации являются несколько людей со схожим видением мира, которые лично контактируют друг с другом. Хорошим примером является ренессанс во Флоренции, в Италии, когда многие художники знали друг друга и делились друг с другом своим вдохновением. На основе их вдохновения, великое искусство Флоренции процветало.
Не думаю, что это случилось бы, если бы все эти люди жили в разных странах; или если между ними не было бы своего рода «духа войскового единства». Именно чувство художественной общинности заставило их размышлять над новыми идеями. Каждый видел, как пишет или лепит другой, и думал про себя: «Нет, было бы лучше сделать это по-другому». И они заимствовали, бросали вызов и соперничали друг с другом, и, тем не менее, вместе развили совсем новый способ видения мира, который превратился в целую философию. Такой новый подход побудил их выражать себя творчески, не позволяя догме диктовать им, что делать. Это породило огромное чувство свободы, и, можно сказать, выстлало путь для периода Двапара Юги, который начался в 1700 гг. н.э.

Между великими учеными ранней эпохи – Галилео, Коперником, Ньютоном – хотя все они жили в разных городах и не совсем в одно и то же время – было чувство родства. Между ними было чувство того, что «Мы делаем что-то новое». Такое сознание давало пищу им всем, и положило начало новому научному движению, которое, я полагаю, не смог бы начать какой-нибудь один человек.

Расцвет Шекспировской драмы в Англии был подобной же ситуацией. Мы знаем Шекспира, потому что он был лучшим, но в его время было и много других – Марлоу, Флетчер и Джонсон, которые сделали возможным то, чтобы Шекспир стал великим. Многое из их поэзии, особенно Марлоу, было чрезвычайно искусным. Поэты «Озерной Школы», Вордсворт и другие, знали друг друга. Своей объединенной энергией, они породили что-то вроде магнетизма, который притягивал вдохновение, которое не часто приходит к отдельным людям. Они писали изнутри, а не просто копировали, и это было стимулировано их совместной энергией, привлекающей соответствующее вдохновение.

То же самое случилось в Германии во времена Моцарта, Баха и Генделя. Помню коротенькую песенку, которую мы пели в школе в Англии: «Бах и Гендель, как вы знаете, умерли и были давно похоронены. Рожденные вместе в одном году, они все еще с нами живут». Оба они родились в 1685 году и знали друг друга, или друг о друге. Снова случился расцвет, который, по моему мнению, не случился бы, если бы не было этой групповой энергии.

Иногда можно найти кого-то, кто родился совершенно один, и кому пришлось много и упорно работать совершенно одному, без чьей-либо помощи, но обычно это не порождает такого вида настоящей силы, которая наблюдалась в те периоды, о которых мы говорили. То же самое справедливо и для религии. Если бы у Иисуса не было учеников, если бы все они не чувствовали огромное вдохновение, не думаю, что Христианство было бы таким, каково оно есть. Та же история и с Буддой. Это его преданные ученики распространили учение и помогли создать мировую религию.

Такая схема повторяется снова и снова на протяжении всей истории. Когда несколько людей загораются новой идеей и дают пищу друг другу, появляются великие движения. Имейте в виду, что большинство людей в обществе не отличаются особыми музыкальными, духовными или художественными способностями, но они тоже вдохновляются сконцентрированной энергией нескольких. Для того, чтобы описать, как распространяется истина, я использую пример пирамиды, где широкая основа людей постепенно поддаются влиянию расцвета особого сознания в умах нескольких гениев, или нескольких людей, которые посвящают свою жизнь тому, чтобы помочь сделать эти вещи известными.

Во время таких периодов существует много других людей, о которых мы не знаем сегодня, но которые были так же очень продуктивны творчески в искусстве и музыке, и они тоже имели свое влияние. В те дни было более привычно для людей думать с точки зрения искусства, в то время как сегодня люди думают более с точки зрения бизнеса и политики. То, что я заметил в нашей культуре сегодня, это то, что из-за ее огромной разнородности и многогранности намного труднее сфокусировать новые идеи. Вы читаете о войне между городами-государствами во времена Св. Франциска, например, и представляете огромные города. Но если поехать и посмотреть на них, можно подумать: «О Боже, и это был город?». Стена, защищающая его, была такой короткой, что то, что у них было на самом деле можно назвать маленькой коммуной. Тогда не было таких больших городов, как сегодня. Тогда существовали деревни или маленькие городки, но в той малости был фокус, которого нет в современном обществе.

Поэтому когда я начал думать об этом в конце 30-х гг. и начале 40-х. более чем когда либо до того, мне показалось, что нам нужны маленькие общины, основанные на определенных идеалах, а не только на экономической нужде. У нас было много деревень, которые развивались потому, что рядом была угольная шахта, или порт, или какая-то другая благоприятная с экономической точки зрения возможность, которая заставляла людей собираться в тех местах. Ни одна из них не была основана на каких-либо идеалах, а выросла просто из-за имеющейся в наличии работы.

Казалось, что необходимо показать людям выход их этой постоянно возрастающей сложности, которая, как я видел, не давала людям никакого чувства ясности. Мне казалось довольно возможным, что Вторая Мировая может запросто перейти в Третью Мировую и, вероятно, в глобальное уничтожение, потому что в мире было слишком много путаницы, слишком много мнений, и слишком мало ясности. Я чувствовал, что не только для отдельных людей, но и для всего общества в целом, чрезвычайно необходимо было новое направление. Нужны были несколько людей, которые могли бы собраться вместе и внести ясность в свою собственную жизнь, потому что им не угрожали бы со всех сторон различными определениями того, какая должна быть жизнь. Они могли бы создать что-то, что было бы основано на идеализме, а не просто на случайной экономической нужде. Поэтому, на благо самого общества, нам нужно было несколько людей, которые могли бы принести хоть какую - то ясность в существующий хаос.

Недавно одни из наших друзей сказал: «Мне кажется, что Ананда – это самое важное, что происходит сейчас на планете». Я не сказал того, что вы, возможно, ожидали бы, что я должен был сказать из чувства смирения: «Я рад, что ты так думаешь». Я говорил больше с чувством уверенности: «Да, я знаю это». Я верю в то, что через несколько сотен лет, оглядываясь назад, люди не будут вспоминать Клинтона, политические столкновения и все различные войны этого века. Я думаю, люди будут смотреть на людей, которые искали решения. Не то, чтобы именно Ананда является особенным местом. Она, скорее, инициатор, один из нескольких, чего-то, происходящего сегодня и показывающего людям образ будущего – образ жизни, основанный на фундаментальных человеческих реалиях.

Одной из больших проблем сегодня является то, что люди покинули деревни, образ жизни, при котором они знали своих соседей. Когда жизнь имела меньшие масштабы, мы лучше знали друг друга. Мы знали проблемы каждого и при необходимости друг другу помогали. Сейчас люди живут в городах с миллионами и миллионами жителей, которые не знают никого. Можно подумать, что в толпе невозможно чувствовать себя изолированным, но повсеместно стоит проблема одиночества – проблема того, что мы не знаем своего соседа, никого не знаем хорошо. Мы не знаем людей, с которыми можно поплакать. Возможно, мы общаемся с ними на вечеринках, но можем ли мы поделиться с ними своими проблемами? Нет. Для этого мы создали социальные программы, но эти социальные программы работают немного по-другому.

Прекрасным в Ананде является то, что люди очень заботятся о нуждах других. Если, например, кому-то нужно поехать в больницу, каждый энергично возьмется за то, чтобы помочь этому человеку, проследит, чтобы его счета были уплачены, и ему не нужно было волноваться. Каждый отдельный человек здесь не имеет много денег, но у нас очень сильная финансовая база, потому что триста пятьдесят человек, живущих здесь, готовы сделать все, что в их силах. Если пара решает пожениться, жители охотно собирают деньги на их медовый месяц. Такой вид группового сотрудничества, когда люди работают все вместе и помогают друг другу, является очень редким сегодня. Обычно теми людьми, к которым вы можете обратиться за помощью, являются родственники, которые как правило ожидают услугу за услугу. Если вы попросите их сделать что-либо для вас, они попросят что-нибудь взамен, или, если помогут, сделают это с чувством обязательства, а не радости.

Другое, с чем можно столкнуться в обычных коммунах, это то, что когда люди уезжают, их игнорируют или забывают. В Ананде все происходит по-другому. Много лет назад, когда мы еще не были тем, чем являемся сейчас, одна пара решила уехать из Ананды. Тогда у нас не было домов как сейчас, и эта пара жила в автобусе. За две недели до объявленной ими даты отъезда их автобус сгорел. Они потеряли все – всю одежду, мебель, кухонные принадлежности и деньги. Кроме одежды, в которую они были одеты, у них ничего не осталось. Никто не организовывал групповое собрание, чтобы решить: «Мы должны помочь этим людям». Не было ни больших слоганов, ни заявлений, а абсолютно естественным образом люди охотно взялись помочь им и дали им деньги, одежду, кастрюли и сковородки – все, что им было нужно, чтобы спокойно уехать. Никто никого не обязывал так поступать. Все произошло само собой, потому вся коммуна основана именно на таких принципах, которые живы и по сегодняшний день.

Такой подход является чем-то таким динамичным и прекрасным, что он не может не стать силой, которую будут учитывать в будущем, потому что она является решением стольких многих проблем общества. Сегодня мы живем в изоляции, с чувством соперничества с нашими соседями. Мы обеспокоены тем, чтобы получить свое, и, если будет необходимо, заберем его у других. В противоположность этому вы видите группу людей в Ананде, которые живут в мире и гармонии. Поначалу люди думают, что это невозможно, но когда они видят, что это происходит, начинают задумываться: «Может быть это возможно». И так оно и есть.

Однажды кто-то сказал мне: «У вас в Ананде живут такие замечательные люди». Он встретился лишь с некоторыми. Я сказал: «Если бы вы встретили только одного или двух таких людей, вы могли бы сказать, что они замечательные, но если вы видите множество таких людей, это наводит на другое заключение. Это то, что они делают, является замечательным». Когда люди осознают, что это на самом деле возможно – жить во взаимной поддержке и дружбе с другими, не соревнуясь ожесточенным образом и не пытаясь постоянно унизить кого-то, их сознание меняется. С духовной точки зрения, очень полезно видеть, что это возможно. У всех нас случаются свои взлеты и падения, но когда вы падаете, какой радостью является то, что вокруг есть люди, которые помогут вам подняться. Они тоже знают, что если упадут, вы поможете им выбраться благодаря сильному желанию помогать друг другу.

Это справедливо для всех аспектов нашей жизни, даже относительно детей в наших школах. Мне очень понравилось то, что один наш ребенок сказал после соревновательной гонки с детьми из соседней школы. Кто-то спросил его: «Ты победил?». Он ответил: «Нет, но я победил самого себя», имея в виду то, что он побил свой собственный рекорд. Как замечательно, что восьмилетний ребенок понимает это! Вы обнаружите, что в школах Ананды существует такой же дух сотрудничества в попытке помогать друг другу – а не унижать друг друга, что является нормальным для большинства детей.

Дух сотрудничества пронизывает всю нашу жизнь, нашу работу внутри коммуны, более обширную коммуну, выходящую за пределы Ананды. Люди из округа Невада в Калифорнии, где мы живем, охотно работают с нами, потому что видят, что мы думаем не в рамках того, как бы получить свое, мы думаем и в рамках того, как помочь им тоже Мы не стесняемся торговаться с ними, чтобы получить хорошую сделку, когда это возможно, но если это нанесет им ущерб, то никогда не будем делать этого.

Влияние того, что мы делаем, также является частью большей картины, частью того, что одновременно происходит повсюду, потому что "никто не является островом". Существует много примеров схожих движений, которые, казалось, происходили исторически в одно и то же время. Например, принципы лидерства, которыми мы пользуемся в Ананде, на тему которых я написал книгу, все чаще начинают использоваться в бизнесе. Я бы хотел думать, что хотя бы в чем-то развитие этого подхода было вызвано тем, что я написал, хотя я знаю, что те же самые идеи приходят в данный момент ко многим. Такие крупные компании как Келлог, Минолта, и АТ&T приобрели мою книгу «Искусство служебного руководства» в количестве нескольких сотен, чтобы раздать своим менеджерам. Все больше людей рассматривают руководство как служение, как работу совместно с другими, а не как положение превосходства над ними. Не знаю, насколько большое влияние мы оказали напрямую, но мы, естественно, являемся частью этой волны, которую начинает осознавать все большее и большее количество людей.

Когда Ананда приобрела книжный магазин, некоторые люди, которые начали в нем работать, не были уверены в своих способностях управлять таким магазином. Они сказали: «Ведь мы абсолютно ничего не знаем о том, как продавать книги». Я сказал: «На самом деле это не имеет значения. Ваши покупатели сами скажут вам, что хотят, а вы будьте их другом. Дайте им почувствовать, что здесь им всегда рады». И фактически, магазин процветает только благодаря такому подходу. Даже если им ничего не нужно, люди заходят туда, чтобы поприветствовать того, кого считают друзьями. Именно так происходило в деревнях, но мы променяли тот образ жизни на жизнь в больших городах.

Помню магазин в Лугано, в Швейцарии, вывеска на витрине которого отражала как раз противоположный подход. К счастью, через некоторое время ее сняли, но на ней говорилось: «Вещи, продаваемые здесь, для того, чтобы их покупали, а не трогали. Если не собираетесь покупать, не занимайте наше время». Нам повезло, что американцы имеют очень открытую натуру. Не думаю, что нам бы удалось создать первый образец коммуны в какой-либо другой стране, потому что, пересекая страну, будучи пионерами, американцы научились совместно работать. Это не новая идея. Просто мы выносим ее на передний план в том, что мы делаем, но это - тот самый принцип, на котором была основана эта страна.

Так что, касаемо нашей истории, я размышлял над тем, где основать коммуну и как это сделать и даже вызвал энтузиазм у моих друзей. Я думал о том, чтобы начать развивать эту идею в Аргентине из-за ее обширной неразвитой территории, и размышлял о том, что, возможно, нам всем надо переехать туда. Я даже фантазировал о том, что после бомбардировки люди вернуться к пещерному образу жизни и человечество будет сохранено благодаря кучке людей, которые вернутся и принесут потерянные знания и образование другим. Но это было лишь фантазией, в которую вовлекается человек, особенно подросток, пытаясь создать что-то новое.

Но, тем не менее, я был довольно серьезно настроен относительно общин, и все мои друзья были полны энтузиазма до того, как поняли, насколько серьезно я был настроен. Тогда они отказались от этой идеи, и я остался один. Я продолжал думать об этом, однако, снова и снова возвращаясь к мысли, что то, что могло бы действительно помочь обществу – это маленькие места сосредоточения нового вида мышления и мировоззрения. Это не могло прийти из больших городов, а только их маленьких групп, как во Флоренции, где это новое сознание могло было быть приведено в фокус в достаточной степени для того, чтобы оно распространялось с большей ясностью и магнетизмом.

Если бы каждый из наших членов Ананды жили в разных городах, каждый все еще мог бы медитировать и жить с миром в душе. В офисе, где бы он работал, каждый скорее всего мог выйти из себя, а этот один человек мог бы всегда сохранять спокойствие. Заключение, которое большинство людей выносили бы, относительно этого человека, было бы то, что он особенный. Если бы он настаивал на том, что он спокоен из-за своего образа жизни, они бы говорили: «Он наверно ест отруби на завтрак», но не вынесли бы ничего для себя. Они бы никогда не подумали: «Каждый может стать таким», а остались убежденными в том, что этот человек особенный. Только когда вы видите общину людей, живущих вместе в гармонии, особенно если вы знали некоторых их них до этого, тогда вы начинаете думать, что это возможно и для вас тоже. Вы начинаете думать, что могли бы тоже жить с миром в душе.

Можно ли жить как-то по-другому? Так замечательно жить среди идеалистических людей, которые не пытаются постоянно унизить других. Когда вы включаете телевизор, что вы видите? В первые же пять минут вы видите, как кто-то стреляет в кого-то, кто-то бьет кого-то и кто-то оскорбляет кого-то. Люди думают, что это нормально, но это не так. Это является нормой, когда мы живем ненормально. Мы – души, мы дети Бога, и именно это является  нормальным образом жизни.
За таким утверждением у нас должно быть достаточно силы, чтобы люди, которые видят все это, начали думать: «Это возможно – жить в соответствии с моими идеалами. Может я смог бы. Возможно, мир мог бы быть лучше». Я абсолютно уверен в том, что мир мог бы быть лучше, и именно такие коммуны как Ананда сделают это возможным – не новые законы, или новые движения, нацеленные на то, чтобы заставить людей думать по-другому. Будучи сами таковыми, живя как дети Бога, и создавая такой пример, мы сможем оказать громадное положительное влияние на общество.

Когда я только начал думать о коммунах, я не включал в них духовный компонент. Я не думал о духовном пути, - я даже не знал тогда, что существует что-то вроде духовного пути, но предполагаю, что, как и все мы, я уже был на духовном пути, сам не зная об этом. Затем я прошел через мучительный период, пытаясь понять, в чем смысл жизни, и в итоге пришел к осознанию, что нуждаюсь в Боге. Все те усилия, через которые я предпринял за все эти годы, пытаясь возвысить свое сознание, были такими незначительными и неэффективными. Я делал что-то в одной области, и все разваливалось. Я не мог собраться с силами. Я начал понимать, что нуждаюсь в помощи Бога и нуждаюсь отчаянно, потому что я отчаянно хотел измениться.

Затем мне в руки попала книга под названием Короткая Мировая Библия, в которой были отрывки из разных мировых религий. Когда я дошел до отрывков из Индуизма, я подумал: «Наконец-то я нашел то, что искал». Там говорилось что-то о вечной истине. Там говорилось не просто о Боге в человеческой форме, а о Безграничном Сознании, из которого все появилось. Это вдохновило меня до глубины души. Раньше я хотел быть астрономом, потому что был вдохновлен громадностью космоса, и тут передо мной была религия, в которой говорилось о том же самом. Другим, что глубоко тронуло меня, было утверждение: «Вы должны проверить эти истины на себе – недостаточно просто верить в них». Меня уже начинало тошнить от своей интеллектуальности. Я сражался, чтобы найти концепции истины, но они не давали мне счастья. В другом отрывке также говорилось: «Если ты хочешь знать меня, иди в уединенное место и медитируй на мне». Я подумал: «Хорошо. Ничто в этом мире больше не имеет для меня значения. Я уйду и буду медитировать».

Я хотел быть писателем, чтобы помочь человечеству, но понял, что у меня нет ничего, чем я могу помочь человечеству. Как может слепой вести слепого? Я не хотел наводнять мир своим невежеством, поэтому отказался от идеи писательства. Вместо этого я подумал: «Я хотя бы смогу найти мир в душе и потом, возможно, я смогу помочь другим людям». Но я не имел никакого понятия, что мне делать. Я сидел на кровати со скрещенными ногами и глазами и не знал, что происходит, но в Индийских священных книгах говорилось, что надо медитировать, и я пытался медитировать.

Затем я наткнулся на книгу "Автобиографию Йога" Парамхансы Йогананды, и это так кардинально изменило мою жизнь, что я сел на первый же автобус из Нью Йорка в Калифорнию. Это было одним из тех красивых, божественных совпадений, если можно так сказать, потому что я как раз только что посадил мою мать на корабль до Каира, куда перевели моего отца по работе. В тот самый день, когда я посадил ее на корабль, я шел по Пятой Авеню и нашел «Автобиографию Йога». Затем я приехал к Мастеру и понял, что все, чего я хочу больше всего – это служить Богу в ашраме своего гуру до конца своей жизни.

Но по мере того, как я жил с ним, и слышал, как он говорит со своими учениками и другими людьми, мысль о коммуне начала просыпаться во мне, потому что я узнал, что это так же было одним из его главных интересов. В настоящем издании «Автобиографии Йога» в «Целях и идеалах СРФ» отрывок о Мировых общинах Братства был убран, но это было тем, о чем он говорил все время, вплоть до своей смерти. Он был страстно увлечен этой идеей. Причиной того, почему убрали этот отрывок об общинах, было просто то, что Мастер не смог донести до учеников в то время важности этой идеи. Наверно, из всех людей, которые пришли к нему, я был единственным, кто разделял его интерес, как будто это было тем, для чего я родился. Когда я спросил одного из лидеров организации: «Когда мы начнем воплощать в жизнь идею коммун?», ее ответом было: «По правде говоря, я не заинтересована».

Но я был заинтересован. Я долго обдумывал это еще до того, как встретил Мастера, и я разговаривал с людьми, чтобы добыть идеи о том, как сделать коммуну жизнеспособной. Я говорил с финансистом из Австралии, пытаясь услышать предложения о том, как сделать ее финансово жизнеспособной. Я посещал кооперативную ферму в Израиле и коммуну в Индии. Я изучал все возможные вещи, пытаясь понять, как можно это сделать, потому что я читал о том, что было основано много коммун, но ни одна из них не оказалась успешной. Я обнаружил, однако, разматывая клубок американской истории, что коммуны были очень важной частью истории Америки.

В самом начале истории этой страны, ранние поселенцы жили именно таким способом. Отцы пилигримы основали множество интенциональных коммун, пытаясь избежать религиозного преследования и найти способ поклоняться Богу. Хотя через некоторое время множество таких коммун стали догматичными – это является человеческим пороком – тем не менее, изначально они собрались вместе для высшей цели, а не просто для того, чтобы найти возможность избежать трудностей, живя вместе посреди дикой природы, а для того, чтобы отстаивать свои идеи.

Один человек из Южной Америки сообщил мне нечто очень интересное. Он сказал: «Знаете, почему Америка преуспела, а Южная Америка нет? Потому что, когда люди пришли в Америку, они пришли за Богом. А когда люди пришли в Южную Америку, они пришли за золотом. С тех пор мы не знаем ничего кроме хаоса, политической неразберихи и беспорядков. В Америке все это время был социальный порядок и постоянный рост». Сейчас люди пытаются извлечь Бога из мировоззрения американцев. Делая это, они извлекают их душу, потому что это то, что сделало Америку такой, какая она есть.

В конце девятнадцатого века в Америке было основано много других коммун. Некоторые не выжили, некоторые, как, например, шейкеры, преуспели и процветали на протяжении более ста лет. Если бы фирма просуществовала сто лет, то вы бы не назвали это неудачной, если бы она перестала существовать. Я как-то наблюдал интересную картину в Нью Йорке. У жителей Нью Йорка замечательное чувство юмора. Был 1979 год, и я увидел большую вывеску на здании, принадлежащему какой-то компании, которая гласила: «Вместе с вами с 1978 г.». Но вы не можете назвать что-либо провалом, если бы оно существовало так же долго, как коммуны шейкеров. Не думаю, что многие фирмы существовали столь же долго.

Если коммуны смогут существовать достаточно долго, чтобы порождать новые идеи, это будет всем, что мы должны от них ожидать. Я бы не хотел, чтобы Ананда была настолько стабильной и не способной к изменениям, чтобы она перестала быть катализатором развития новых идей. Было бы ужасным, если бы она существовала в трупном окоченении и отживала свой век, абсолютно не меняясь. Одним из способов существования является отказ от изменений, но в чем же тогда это существование? В этом случае настоящее духовное начало отмирает, и форма начинает черстветь. Недавно я где-то прочитал, что американское правительство является вторым по продолжительности существования в мире. Самое продолжительное – в Англии. Наша конституция является удивительным документом, так как она сумела просуществовать так долго. Эту случилось по причине того, что ее форма дает свободу постоянному росту и доработке.

Поэтому, когда я узнал, что Мастер сам поддерживал идею коммун, это зажгло мой уже и до этого огненный энтузиазм. Годами я изучал, что же заставляет коммуны работать, и что заставляет их терпеть неудачу. Я понял, что абсолютной необходимостью было бы то, чтобы монахи и монахини установили идеал бескорыстного служения. Без этого человеческая природа, по крайней мере, на этой стадии человеческой эволюции, имеет тенденцию думать о том, что здесь есть для меня, и думать по принципу «я и мое». Но когда вы видите группу людей, которые думают о том, что могут дать, а не взять для себя, и вы видите, что они счастливы, тогда вы начинаете думать: «Может, я могу жить так же».

Удивительным в Ананде является то, что это эксперимент образа жизни. Так как мы наблюдаем за жизнью людей уже многие годы, мы видим, что определенный настрой работает превосходно, а другой, хотя и имеет свое логическое обоснование, не приносит счастья. Неизбежно, те люди, которые думают: «Мне нужно поначалу устроить все для себя, а потом я смогу думать о других», никогда не устраиваются. Те, кто думает: «Я живу для Бога, и это в первую очередь» обнаруживают, что все каким-то образом работает хорошо.

Нет причины тому, почему это работает, но это работает. «Ищите, прежде всего, царство Божье» - говорил Иисус. Ищите это царство в первую очередь, и все приложится вам. Снова и снова в истории Ананды мы видели, что для тех, кто отдавал, все работало. Для тех, кто брал, ничего не работало.

Мастер рьяно поддерживал идею коммун, или «Мировых Общин Братства», как он их называл, но все сработало не потому, что я просто был верным учеником и всегда говорил: «Да, Мастер». Это так же было тем, что глубоко резонировало с моим сознанием. Возможно, если бы это было не так, я бы не понял этого достаточно глубоко, чтобы что-либо сделать. Помню, как на вечеринке на открытом воздухе в Беверли Хиллз, как я писал в моей книге «Путь», он говорил с невероятной силой: «Идите на Север, Юг, Восток и Запад, чтобы основать комунны»***. Это было самой мощной лекцией, которую я слышал в моей жизни, и я поклялся, что сделаю все, что в моих силах, чтобы воплотить эту идею в жизнь.

Когда я оглядываюсь на мою жизнь с Мастером, мне становится ясно, что я имел такую верную натуру, что никогда бы не покинул Общество Самореализации. Если я отдавал себя чему-то, какому-то принципу, человеку, или делу, то это навсегда. Я постоянно сомневался, чаще всего в своих силах, но сомнения, в какой-то степени, явились тем, что сделало меня настоящим учителем. Если у какого-либо человека есть какой-то вопрос или сомнение, вероятнее всего, что я тоже прошел через это. Я могу понять дилемму изнутри и чувствую эмпатию.

Но осознание необходимости создания коммун было абсолютно естественным для меня. Я понимал, что это было тем, в чем нуждалось общество и тем, что я буду делать в своей жизни. Я так же осознал, что Мастер готовил меня к работе за пределами СРФ. Он не говорил об этом тогда, потому что я не готов был это услышать. Для меня, преданность ему было преданностью делу, которое он основал. Преданность его работе означала для меня тогда только то, что я должен был быть в этом месте и нигде более.
Я помню то, о чем он говорил, когда пытался направить меня в сторону независимой работы за пределами Общества Самореализации. Однажды я присутствовал во время его разговора с Гербертом Фридом, который был священником в церкви в Фениксе, в Аризоне. Мастер давал ему какой-то совет о том, как управлять церковью, потом он посмотрел на нас обоих и сказал: «Ты должен будешь проделать огромную работу». Без очков я не мог видеть, на кого он смотрел, но предположил, что на Герберта. Я повернулся к Герберту, желая ему успехов в его огромной работе, но Мастер сказал тихо, но с большой силой: «Я говорю с тобой, Уолтер». После того случая он еще много раз говорил: «Ты должен будешь проделать огромную работу, и ты должен…», потом он давал мне определенные наставления. Это не было лестью, он хотел, чтобы у меня появилось чувство ответственности. Я не знал, что он имел в виду, но понимал, что это будет общественной работой. Я знал, что он хотел, чтобы я поехал в другие страны. Он говорил, что может быть отправит меня в Германию и другие европейские страны, и, возможно, в Индию, но всегда предполагалось, что это будет общественной работой.

Я не особенно хотел быть публичным лектором. Я знал, что у меня были для этого задатки, но это ничего для меня не значило. Мое чувство больше говорило мне: «Какой легкий способ ввести себя в заблуждение». Помню, как Мастер говорил с маленькой группой монахов о разных священниках, которые занимались публичными выступлениями, и о том, как это "дало им в голову". Я сказал: «Сэр, вот поэтому я и не хочу быть священником». Он опустил глаза и с очень решительным выражением сказал: «Ты никогда не опустишься из-за эго». Я подумал: «Спасибо Богу за это», но даже так, я не чувствовал, что это было тем, что я должен делать. Однажды я сказал, что не хочу преподавать, и он ответил: «Тебе бы лучше научиться любить это – это то, что ты должен будешь делать».

Он так же поставил меня во главе монахов в Обществе Самореализации. Одно время я болел, и так же, как я пытался убедить его согласиться со мной и не делать меня священником, я сказал ему: «Возможно, если бы я не стоял во главе монахов, я бы быстрее поправился». Все что он сказал, было: «Я тоже думаю об этом». Он не сказал ничего вроде: «Ты должен это делать. Это твоя работа». Он никогда не говорил о том, что я должен состоять в управлении организацией, или стоять во главе какой-то определенной ее части. Он так же не поставил меня во главе какой-либо церкви. Наоборот, по воскресеньям я давал службу в разных церквях – Голливудской, Лонг Бич, Сан Диего. В других отношениях, в подробности которых я не хочу вдаваться, я понимаю, оглядываясь назад, что он уже тогда планировал, что я буду работать за пределами организации.

Сейчас я понимаю, что никогда бы не смог основать коммуну, состоя в Обществе Самореализации, потому что там есть строгая программа, которой все должны следовать. Мне бы пришлось быть частью всего, что происходило там. Он сказал мне, что я должен буду читать лекции, писать и редактировать. Он сказал: «Когда-нибудь ты станешь хорошим редактором». Что касаемо написания книг, я спросил его: «Разве не все возможные книги были уже написаны?», имея в виду, что книги были его миссией. Он посмотрел на меня, шокированный и сказал: «Не говори так, еще много чего нужно».

Мне нужна была свобода, чтобы размышлять самому, потому что я был заинтересован в другом аспекте его работы. Я постоянно думал: «Как эта миссия может охватить людей, которые ничего об этом не знают? Как можно объяснить это Учение людям, чтобы они поняли, что это именно то, что им нужно?». Поэтому так случилось, что после того, как я ушёл из СРФ, ко мне пришла мысль: «Я буду служить своему гуру, воплощая в жизнь его идею Мировых Общин Братства».

Но в то время, пока мой разум был удовлетворен этим направлением, мое сердце все еще страдало. Я хотел пойти в уединение и просто все бросить, потому что в то время я очень сильно страдал. И хотя моим желанием было скрыться, каким-то образом Божественная Мать толкала меня к тому, во что я должен был быть вовлечен. Поначалу я хотел помочь другим приобрести землю и основать коммуну рядом с городом Оберн в Калифорнии. Я подумал: «Отлично. Я живу в пятнадцати милях оттуда. Я могу периодически приезжать туда, чтобы дать какой-нибудь мудрый совет, а потом снова уходить в свое место уединения». Но Бог не позволил мне сделать это. Мне нужно было быть прямо там, и сейчас я понимаю почему – ничего бы не получилось, если бы я просто давал вдохновение другим, а они делали все самостоятельно. И так, потихоньку, через испытания и ошибки, через множество бурь и невзгод, Ананда превратилась в место, куда приезжают со всего мира, чтобы узнать, как мы сделали это. Но в настоящий момент большинство людей еще не достигло такого уровня, при котором они могут сделать это сами.

Моей идеей было создать модель, которую смогут использовать другие и создавать свои коммуны. Я даже не думаю о том, что Ананда обязательно должна продолжать свое существование вечно. Может случиться так, что все разъедутся отсюда и начнут свои коммуны, но, как я вижу, пока этого не происходит. Те, кто пытались уехать и основать свои коммуны, не смогли сделать этого. Это нелегко. Люди не понимают, что до того, как создавать коммуну, нужно знать, как работать с людьми. Это не имеет ничего схожего с солнечной энергией или какой-то экономической теорией, это имеет отношение к работе с людьми.

В основе того, что мы сделали, лежат два принципа. Первый в том, что люди важнее, чем вещи, а второй в том, что если придерживаться истины, всегда одержишь победу. Эти два принципа провели нас сквозь огонь и воду. Много раз казалось, что принятое решение казалось разрушительным для коммуны, но было правильным для причастных к ситуации членов. Мы принимали решение в пользу отдельных людей, и все складывалось благоприятно в целом.

Мы пытались привести рост Ананды как можно ближе к нулевому уровню, в то же время, стремясь к наивысшему потенциалу. Сейчас Ананда имеет стабильный контакт с множеством людей. Все больше и больше людей начинают думать: «Это для меня. Именно так я хочу жить». Те, кто приедет сюда и останется жить, обнаружат, что их жизнь полностью изменилась, и вы также поможете изменить жизни многих сотен людей.

Одной из проблем, с которыми мы сталкивались поначалу, была в том, что приезжающие к нам не знали меня, и даже не знали Мастера. Им нравилась идея того, чтобы жить близко с природой, но у них было много всяческих идей относительно того, какой должна быть эта коммуна. Я не хотел диктовать свое и говорить: «Нужно делать так». Я всегда стремился к тому, чтобы правильное направление проявилось в них самих, поэтому мне пришлось быть терпеливым. Но в то же время я не мог позволить коммуне стать слишком неопределенной – она должна была развиваться в одном направлении. Самым большим испытанием, с которым мы столкнулись, была необходимость самоопределения. Это было чем-то, что я не хотел никому навязывать, и хотел чтобы это исходило от них самих.

Это заняло некоторое время, но потихоньку люди начали понимать: «Да, это – то, чего мы хотим. Мы действительно хотим следовать путем Парамахансы Йогананды. Мы действительно хотим жить в духовной гармонии. Духовное стремление должно быть превыше всего. В этом случае, все остальное тоже будет работать, и в противоположном случае, ничто не будет работать. У нас всегда были группы людей, которые понимали все по-другому. Но мы обнаружили, что постепенно, по мере роста вибраций приверженности к Парамахансе Йогананде и его принципам, люди, которые не были в гармонии с ними, уходили сами по себе.

Ананда должна быть похожа на поток, бегущий с горы, если ей суждено служить примером для других. Если движение исходит с высокого пика, оно будет иметь движущую силу, чтобы спуститься на равнины. Если же оно начнётся на уровне моря, это просто создаст лужу в округе. Нам нужно идти с высот нашего первообраза. Позже, когда придут другие люди, они могут взять ядро этой идеи и сделать с ним все, что они захотят. Это не может не привести к различным результатам, различным влияниям и разветвлением, но в настоящее время нам все еще нужна своего рода определенность, чтобы установить новое видение. Остальное может случиться в свое время.

Было время, когда мы чувствовали необходимость большей духовной определенности и преданности, но мы не были достаточно уверенны в том, как привнести этот компонент. К счастью, Божественная Мать сама об этом позаботилась. Она послала лесной пожар, который разрушил двадцать один из двадцати двух домов и который уничтожил четыреста пятьдесят из семисот акров территории. Те, кто не был достаточно предан, уехали – в этом не было проблемы. Но те, кто остались, не посчитали пожар такой большой трагедией, как многие могли бы подумать. Для них это было возможностью. Есть милая фотография одного из наших членов, Аши, сделанная на следующий день после пожара, пробирающейся через дымящиеся бревна, чтобы расчистить землю для повторной постройки. У нас не было страховки или каких-либо сбережений. Все вокруг были уверены, что мы потерпим неудачу, но только не мы.

Сразу же после пожара наши соседи провели расследование и позвонили нам, взволнованные своим открытием. Они выяснили, что пожар был вызван неисправной искроуловительной камерой одного из транспортных средств округа. Наши соседи с энтузиазмом возбудили дело против властей округа, вернули свои деньги, и сумели заново построиться даже без страховки. Я написал одному из управляющих округом, говоря: «Я знаю, что вы обеспокоены тем, что мы возбудим против вас дело, потому что мы потеряли больше всех в этом пожаре. Я хочу, чтобы вы знали, что мы не собираемся возбуждать дело. Мы пришли сюда, чтобы давать, а не сваливать нашу неудачу на других». Я думаю, что они еще несколько лет жили в ожидании того, что потеряют свой второй ботинок, но этого не случилось. Зарабатывать деньги путем возбуждения судебного дела для меня является нечестным. Я лучше потерплю неудачу и буду придерживаться наших принципов: «Где есть приверженность истине, там есть победа». Спустя десять лет наши соседи все еще плакали о том, что потеряли, а мы процветали.

Мы обнаружили, что любое большое испытание – а Ананда имела их предостаточно – было предвестником периода расцвета, какой никогда бы не наступил, не имей мы испытаний и трудностей. Сейчас мы можем посмотреть назад на все вызовы жизни и сказать, что они были замечательными – они помогли сделать нас сильнее и приобрести определенность тому, что мы пытались сделать. Ананда не является неизменной или неподвижной формой, а постоянно растущим движением в рамках видения Мастера, нашей линии гуру и их луча сознания. Я бы не смог сделать все это без Их помощи. Именно потому, что я пытался работать в сонастроенности с Ними, на моем пути происходило столько чудес. Не произойди хотя бы одного из тех чудес – и Ананда прекратила бы свое существование. Потребовалась божественная помощь, огромная помощь, но также нужно было наше желание и преданность.

Я бы хотел сказать всем тем, кто думает о том, чтобы жить в духовной коммуне, что это является замечательным выбором для вашего духовного роста и роста мирового сознания. Говоря откровенно, думаю, не проходит и дня, чтобы я не подумал: «Какой замечательный образ жизни!». Да, случаются испытания. Но что тут нового? Такова жизнь, но как замечательно иметь столько много настоящих друзей, которые готовы отдать жизнь за тебя. Чем больше мы растем в таком духе, тем лучшим примером мы будем для других.

Другой проблемой, которую мы находим в коммунах, является то, о чем упоминал Кришна в Бхагавад Гите, когда он говорил своему ученику, Арджуне: «Тебе, кто преодолел дух недовольства, тебе я открою эти истины». Всегда появляется одна из проблем человеческой природы – недовольство, мысль о том, что все хорошо, но все могло бы быть еще лучше, если бы все было бы по-другому. Люди всегда пытаются найти какой-то недостаток в том, как все происходит.

У нас было много людей с таким настроем, когда мы только начинали строить Ананду. Фактически, в самом начале казалось, что стоит мне открыть рот, и половина жителей деревни набрасывались на то, что я сказал. В те ранние времена у людей была мысль: «Мы здесь для Бога. Мы просто хотим медитировать. Мы хотим жить духовной жизнью. Почему мы должны думать о деньгах? Бог позаботится о нас». Бог будет заботиться о вас, если вы будете прикладывать усилия, но если вы собираетесь расслабиться и позволить Ему сделать все вместо вас, Он ничего не будет для вас делать. Он помогает тем, кто помогает себе. И я сказал: «Я понимаю. Потребовалось много лет для того, чтобы я понял, что нужно быть практичным. Я не ожидаю от вас, что вы придете к этому заключению сразу же, поэтому я пойду и буду работать на протяжении года, чтобы выплатить кредит. Но после этого, 31 мая 1970, я вернусь, в надежде, что вы достигли этого понимания».

Я начал давать уроки йоги и медитации в разных городах каждый вечер, пытаясь заработать деньги, в которых мы нуждались каждый месяц. Было трудно, потому что кроме тех денег, которые я зарабатывал, давая уроки, у нас не было дохода. Все, что у нас было, это мои собственные старания, моя вера в коммунны и, конечно, самое важное – Мастер. Но все это было за кулисами. Помню, как в один вечер я вернулся в Ананду и провел сатсанг со всеми жителями. Я говорил о том, как мы начнем бизнесы, которые будут обеспечивать Ананду, и они были вне себя от ярости. Они думали, что я стал материалистом, а они были духовными. Их духовность выражала себя в периодических медитациях и походах к реке Юба для купания. Я думаю, что самой большой трудностью было то, что они рассматривали мое желание работать для них как оправдание их философии, что Бог позаботится о них.

Вскоре после этого я получил письмо от попечителей, в котором говорилось, что мы должны выплатить нашу задолженность, в противном случае они лишат нас права пользования землей через две недели. Я пытался спорить, что пока они не выполнят свое обязательство и не проложат новые дороги, мы не обязаны платить. В ответ пришло письмо: «Мы понимаем, как вы будете себя чувствовать в этом случае, но закон не заставляет нас выполнять наши вербальные соглашения. Мы лишим вас прав через две недели, если вы не заплатите все долги». Это значило заплатить огромную сумму денег, которой у нас не было. Единственным временем, когда, как я помню, я нервничал, был тот вечер. У нас был маленький центр в Сакраменто в Калифорнии и его священник сказал: «Приезжайте ко мне в центр на чай. Вы почувствуете себя лучше». Я сказал: «Мне все равно как я себя чувствую. Я хочу знать, что мы можем сделать, чтобы исправить ситуацию».

Хоть было уже поздно, когда я вернулся, я начал звонить разным людям, чтобы узнать, может ли кто-нибудь помочь нам в этой ситуации. Я проводил свое свободное время, делая магнитофонные записи для продажи и тем самым пытаясь собрать немного денег. По милости Бога, за день до того, когда подходила дата оплаты, я смог отослать чек на нужную сумму и сэкономил день.

Я вернулся в Ананду 31 мая, как и обещал. К счастью, к этому времени, другие жители тоже решили, что должны помочь раздобыть деньги. Один из членов-основателей, Джотиш, создал бизнес по производству благовоний и масел, другие тоже начали работу, чтобы помочь финансово. Через месяц, 4 июля, сгорел наш храм. Это было довольно интересным, потому что несколько месяцев спустя мой друг и я говорили об испытаниях и трудностях, через которые проходят люди. Абсолютно искренне я сказал: «Знаешь, это странно, но кажется, что в моей жизни нет никаких испытаний». Она ответила: «О боже», и начала перечислять все то, что она пережила вместе со мной за один год, прожитый в Ананде. Я сказал: «А, да, думаю, ты права».

Но я думаю, что нам помогло так же и то, что я никогда не принимал проблемное сознание. Я всегда был настроен на поиск решений и всегда пытался работать с таким настроем. Поэтому я не думал о тех испытаниях как о великих неудачах. Они случались. Пусть будет так. Моим ответом всегда было: «Что мы можем сделать, чтобы исправить ситуацию? Поэтому в ранние годы коммуны люди могли создавать проблемы или критиковать что-то, а моим ответом было: «Дайте мне решение. В противном случае, я не хочу об этом слышать».

Основное понимание, которого я достиг, и которое помогло сделать Ананду жизнеспособной - это то, что нужно быть готовым работать с людьми, которые хотят помогать строить, а не отдавать много энергии людям, которые просто настроены на негатив. Я считаю, что если работать с негативными людьми с огромным терпением и энергией, вы можете подвести их к нулю, но что при этом вы будете иметь? Намного лучше концентрироваться на тех людях, которые на самом деле хотят работать вместе. Как я сказал раньше, настоящие изменения происходят через сфокусированную энергию и магнетизм нескольких.

Нам нужно всегда помогать Ананде расти в направлении принципов, а не заголовков и слоганов. Нам нужны принципы любви, терпения, доброты, правды, самоконтроля, и внимания по отношению к другим. Наша коммуна - это не просто люди, живущие здесь – наша коммуна – это наши соседи. Кроме этого, Ананда – это община искателей истины, живущих по всему миру, ищущих лучший образ жизни, основанный на своих идеалах.

Кто-то недавно сказал мне: «Вам было легко основать коммуну, но сейчас это очень трудно». Нет, это не было особо легко, но это было радостью. Сделал ли бы я это снова? Да. Зная все проблемы, с которыми нам пришлось столкнуться? Да. Матер говорил: «Бог – это наша опора и гарантия». Бог – это наша сила. Все те усилия, которые мы приложили, чтобы создать Ананду не пропадут даром, потому что сегодня многие понимают принципы того, как это сделать. Дух, который Мастер вложил в меня, и через меня во всех вас, будет важным орудием в создании нового и лучшего мира. Если мы сможем служить Богу, чувствовать радость, живя с Ним, делиться Им с другими, какое большее счастье тогда ожидает всех нас!

 

Центр Крийя Йоги АНАНДА

Подписаться на рассылку

Если информация вам понравилась и вы сочли её полезной, мы были бы очень признательны
за поддержку наших усилий по распространению знаний о Самореализации и Крийя Йоге

Крийя Йога -  Центр Ананда в Москве

Парамаханса Йогананда "Автобиография йога"  о Крийя Йоге  о Медитации  о Центрах Ананда    
 о Парамахансе Йогананде  о Свами Криянанде   Система Йогода  Дистанционное обучение  
Статьи   Книги  Видео  Аудио-Фото   Скамейки для медитации  Благотворительность
  Семинары по Крия йоге
 Исцеляющая молитва  Контакты

 

 

 

Веб ресурсы Ананды на других языках
Центры Ананды

Обучение он-лайн

Ретритные центры Ананды

Ананда в социальных сетях

 

Издательства Ананды Школы Ананды

Всё для практики

Другие сайты Ананды

 

Группы Ананды

 

При копировании информации ссылка на сайт обязательна

 

 

Copyright © 2000-2013

 

!
Сегодня года
Двапара-Юги

Вдохновение от Парамахансы Йогананды

Вдохновение недели

Поиск по сайту

Семинар в Москве по базовым техникам Крийя Йоги
17-го сентября

Крийя йога Парамахансы Йогананды

Парамаханса Йогананда - "Автобиография Йога"
О Парамахансе Йогананде
из книги "Путь" Свами Криянанды
"Святая Наука" - Cвами Шри Юктешвар
Яма и Нияма - десять заповедей йоги
Медитация для начинающих
Как медитация меняет вашу судьбу
Скамейки для медитации

Медитация

Парамаханса Йогананда о Крийя Йоге
Свами Криянанда о Крийя Йоге
Фильм "В поисках счастья" с титрами на русском языке
Радио Ананда
Общины как и зачем они основываются
Города Света -
о городах  будущего
Бабаджи
Лахири Махасайя
Чудесные истории из жизни Лахири Махасайя
Воскрешение Шри Юктешвара
Христианская вера и индуизм
Как быть настоящим учеником
Ступени практики Крийя Йоги
Уроки Ученичества
Наша линия Гуру
Jai Guru Paramhansa Yogananda
Как волей создать то, что вам нужно
Как, зарабатывая деньги, можно обогащаться духовно
Магнетизм денег
Аудио книга
Девятидневная очищающая диета  Парамахансы Йогананды
Ананда йога для пробуждения чакр и высшей осознанности
Паломничество в Гималаи и к пещере Бабаджи
Паломничество по местам Парамхансы Йогананды в Калифорнии
Аюрведа, Йога и Медитация в Керале
Аудио и Фото
Коты Ананды Ассизи
Юмор

Многие другие статьи

Полезные ссылки