Центр Крийя Йоги Ананда

Вдохновение
Йогананды
 

Что значит «Быть спасенным?»

Свами Криянанда — Мастер Крийя Йоги — Swami Kriyananda — Kriya Yoga Master

Свами Криянанда

Один человек однажды спросил меня: «Вы верите в то, что Христос умер за ваши грехи?».

Моим ответом было: «Как Бог мог умереть?».

Конечно же, все мы знаем, что имел в виду этот человек, и мы знаем, что имеют в виду другие, когда спрашивают: «Ты спасен?». Значением здесь является: «Ты принимаешь Иисуса Христа?» и «Ты веришь, что он умер на кресте, чтобы искупить твои грехи?».

Альтернативой тому, чтобы «быть спасенным» — является вечное проклятие в аду. Более того, такое проклятие подразумевает идею о том, что, без Распятия, наша «естественная гравитация» настолько велика, что она может только опустить нас ниже, ниже и еще ниже среди проклятых.

Что, тогда, если бы на самом деле мы не были такими плохими? Что будет, если человек умрет в младенческом возрасте, и, следовательно, у него просто не будет времени, чтобы нагрешить: Что тогда? И что, если, как выразился Парамаханса Йогананда, наши плохие и хорошие дела будут настолько уравновешены на время смерти, что не сможем ни подняться, ни пасть: Что тогда? Все это подобно загадке, окутанной тайной. Как могут образованные люди верить во что-то такое варварское, как убеждение, будто любящий Бог стал бы навеки проклинать какого-либо на целую вечность в аду, пусть даже величайшего грешника? Но в то же время, образованные люди верили что круглая земля подразумевает, что попытка перейти на другую сторону приведёт к падению в пространство космоса. Образованные люди иногда умудряются иметь множество несостоятельных верований.

Парамаханса Йогананда однажды посетил собрание деятелей возрождения, проводимое знаменитой евангелисткой, Эмми Симпл Макферсон. Присутствовали тысячи людей. В какой-то момент своей речи она закричала: «Все вы — грешники! Опуститесь на колени».

Позже Йогананда прокомментировал: «Я был единственным, кто остался стоять, потому что не мог признать, что являюсь грешником!»

Однако он всегда был справедливым. Он видел вещи с разных сторон. Когда та же самая евангелистка стала центром скандала спустя годы, он написал статью, побуждающую людей вспомнить всё хорошее, что она сделала.

Он часто говорил нам: «Самый тяжкий грех — называть себя грешником! Зачем отождествлять себя со своими ошибками? Лучше говорите: «Капризный или послушный, я — дитя Божье». Он также говорил: «Святой — это грешник, который никогда не сдавался!». Делая акцент на своей грешности мы всего лишь даем себе все возможные отговорки, которые хочет наше эго, для того чтобы идти и грешить! Делая акцент на нашем потенциале совершенства, однако, как делал Иисус, мы создаём в себе стержень смело следовать вперед, пока не достигнем совершенства.

Принимать свою греховность — значит подтверждать её. В действительности многие делают это из желания показать свою смиренность. Однако смирение — это не самоуничижение. Если человек постоянно кланяется до земли, бросая пыль на свою собственную голову, его ум сконцентрирован на земле, пыли и своей голове. Если, с другой стороны, человек стоит ночью под открытым небом, смотрит на звёзды, и видит в них напоминание о своей собственной незначительности, особенно если он думает о звёздах, а не об отсутствии своей значимости, он поступает правильно, так как он минует мысль о своей незначительности и достигает мысли о бесконечности. Секрет смирения — забыть о себе. Те, кто делает большую проблему из своей смиренности, делают себя большой проблемой!

Помню, когда я только стал учеником, я изо всех сил пытался преодолеть свою тенденцию к интеллектуальной гордыне. Однажды утром я проснулся с шокирующим осознанием того, что стал гордиться своим смирением!

«Смирение, говорил Йогананда, — не подлог. Оно развивается просто когда мы не думаем о себе. Важно не то, что вы говорите. Когда великие святые, такие, как Святой Франциск Ассизский говорили о себе (что они иногда делали) как грешниках, они делали это для того, чтобы отклонить от себя хвалу. Так же и Парамаханса Йогананда не колебался, говоря о себе самоуничижительно. Однако фактически его смирение означало, что его сознание всегда было направлено от него, как человека. Я слышал, как однажды он сказал о себе: «Какое может быть смирение, если нет сознания эго?».

Конечно, из всего того, что я сказал до этого момента ясно, что спасение означает быть спасенным от иллюзии, будто вы являетесь маленькой, эго-центрированной точкой во вселенной, человеком, отделенным от Бога на долгие века и проклятым жить (кто знает как долго?) в последовательности маленьких тел. Христиане воображают, что спасение подразумевает вечную жизнь на небесах в своём теле. Однако, если такое определение спасения предполагает, что мы останемся заточенными навечно в этих маленьких телах и личностях, возникает вопрос: "Может ли сам ад быть намного хуже?"

По правде, быть спасённым — значит освободиться от эго-сознания в в осознании того, что Бог является единственной, вечной Истиной: единственной реальностью за каждым поступком, каждой мыслью, каждым чувством каждого существа, и за каждым, кажущимся неодушевлённым, предметом вселенной. Наши маленькие, эгоистические я будут с нами, пока, в конце концов, мы не вырвемся из своих ограждающих стен ограниченного самоопределения, и не расширим своё сознание, чтобы стать едиными с вечным, истинным Источником всего сущего, которым является Бог, Всевышний Дух: Вечно-сущим, Вечно-Сознательным, Вечно-Новым блаженством.

В вечной свободе наше самосознание никогда не теряется: Оно просто расширяется до бесконечности, до единства с Космическим Духом. В Боге ничего не потеряно. Так как, хоть эго и растворяется в Бесконечности, во всезнании всегда остается память того уникального индивидуума, который на протяжении многих жизней жил как ваше собственное, или чьё-то ограниченное эго. Когда просветленная душа возвращается на землю, как сделал Иисус, с чистой целью духовно возвышать других, это на самом деле возвращается тот самый человек, а не какая-либо космическая абстракция.

Парамаханса Йоганада объяснял это таким образом: Бог бы никогда не стал посылать на землю для возвышения человечества особое, вечно совершенное проявление Себя, с пометкой «Бог». Какую бы это дало нам надежду? Это было бы эквивалентным тому, как сказать: «Я хочу, чтобы вы все попробовали, но вы конечно никогда не сможете стать на самом деле совершенным, как Я». Нет ли высшего смысла в том, что Он бы спускался на землю через души, уже навечно просветленные, которые сами работали, получили спасение в прошлом и достигли совершенства?

Именно это имел в виду Христос в своей заповеди: «Итак будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный» (Мф 5:48).

Таким образом, спасение не означает спасение от, в противном случае, уже уготовленной нам судьбы: вечного проклятия в аду. Нашу истинную «судьбу» нужно, скорее, называть нашим божественным наследием. Все мы в итоге должны быть спасены. Сколько времени нам потребуется для того, чтобы достичь совершенства, зависит только от нас. Но в конечном итоге мы должны быть спасены. Неотделимая от каждого из нас божественность не оставит нас в покое, пока мы в конце концов не примем истинную свободу и не отдадим ей свое эго.

Подумайте о всеобще принятой альтернативной судьбе: аде. Затем представьте мальчика, рожденного и воспитанного в городской трущобе, не видевшего ничего лучшего, и не знающего никакого другого образа жизни. Для него сама жизнь является городскими джунглями, борьбой за то, чтобы использовать кого-то, или быть использованным: унижать других или быть униженным, убивать или быть убитым. Для него кажется совершенно естественным вступление в банду, хотя бы для своей собственной защиты и безопасности.

Затем представим, что в возрасте восемнадцати лет он ввязывается в бандитскую переделку, застреливает кого-то, и затем его тоже убивают.

Теперь представьте, какая его ждет судьба, согласно догме христианского православия. Он проклят в аду на целую вечность. Это долгое время! Христианская традиция пылко говорит о «миллениуме», как будто это совсем ничего. Миллениум — это просто тысяча лет! В вечности не успеваешь глазом моргнуть, как проходит миллиард лет.

Тогда предположим, что примерно через пару миллиардов лет, кто-то спросит у этого бывшего члена банды: «За что ты тут?». Что он сможет ответить?

«Почему, — можно представить, как он ответит, — сейчас, когда ты задал этот вопрос, я понимаю, что даже и не помню! Я просто предполагаю, что это должно быть что-то, что случается со всеми. Фактически, к сегодняшнему моменту я как бы к этому уже привык».

Конечная причина не может иметь бесконечный эффект.

Однажды Парамаханса Йогананда путешествовал на поезде по Америке в оранжевых одеяниях свами. Священник христианской церкви фундаменталистов, путешествующий в том же вагоне, увидел этого, по его мнению, «язычника» и вызывающе спросил: «Вы верите в Иисуса Христа?».

«Да, конечно», — ответил Йогананда.

Да, это было не тем, что священник надеялся услышать.

«Принимаете ли вы Иисуса Христа, — настаивал он, — как своего единственного спасителя?»

«Я принимаю Бога как своего спасителя, — спокойно ответил Свами, — и я верю, что он даёт свое спасение через многих своих пробужденных сыновей, а не только через Иисуса Христа».

Вот это было уже ближе! Священник сердито прогремел: «Если вы не примите Иисуса Христа как своего единственного спасителя, вы попадете в ад!» (все в железнодорожном вагоне к этому времени внимательно слушали этот разговор).

«Возможно, я буду идти туда шаг за шагом,  ответил миссионер христианства в христианской стране, — но, мой друг, вы уже там!». Из гнева, исказившего лицо этого человека, стало очевидным, что действительно в тот момент он был далек от «умиротворения Бога, превосходящего всякое понимание». Весь вагон разразился смехом.

Пока мы живем в эго-сознании и, следовательно, определяем себя посредством наших симпатий и антипатий, привязанностей и неприязней, успехов и разочарований, мы не можем не жить в аду, который сами для себя и создали. Эгоцентризм предполагает открытое приглашение бесконечной последовательности разочарований, катастроф, потерь и неудач.

Йогананда часто (цитируя Кришну) взывал к своей аудитории: «Выбирайтесь из моего океана страдания и нищеты!»

Иисус сетовал: «Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побивающий посланных к тебе! сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птенцов» (Мф 23:37).

Те, кто считают себя мудрыми и знающими, но не имеют никакого представления о своей собственной духовной природе, приговорены к существованию в бесконечном страдании, пока, в конце концов, не выучат божественный урок: Эго является всего лишь маской вечного, пребывающего внутри Я.

Нелепо настаивать на том, что вся истина может содержаться только в одном священном писании. В девятнадцатом веке один мусульманский халиф, твердо убежденный в том, что вся истина заключена только в Коране, пытался уничтожить великую пирамиду в городе Гиза, в Египте, пушечным огнем. Этот древний монумент в его глазах был посягательством на предположительно «полное откровение» Мухаммеда. Однако великая пирамида настолько массивна, что, в конце концов, халиф оставил свои попытки разрушить её. Увечья, нанесенный его пушками были настолько незначительны, что их практически не было заметно.

Цель религии — приблизить людей к Богу. Если какой-либо глубоко почитаемый текст предлагает новый подход к Учению, которое знакомо нам в другом контексте, почему бы, вместо того, чтобы отвергать его, просто с благодарностью не принять то, чему оно учит? Зачем отвергать его? Ни одна цивилизация, ни при каких отдаленно возможных обстоятельствах, не может стоять в таком положении, чтобы заявлять о своей монополии на саму Истину! Важно то, что эта Истина всегда будет поддерживать по-разному сформулированные утверждения одной и той же правды.

Опять таки, если мы примем, что индийские священные писания, написанные (как утверждает индийская традиция) в более высокую, чем наша, эпоху, могли провозглашать касающиеся вселенной факты, только недавно подтвержденные наукой, почему бы просто не ответить: «Мы счастливы узнать истину, где бы она ни существовала, и кем бы она ни была провозглашена!

Геолог Йоханнес Амбгроув, в своем научном трактате Симфония Земли, писал: «Никто не может предвидеть, поддадутся ли когда-нибудь эти современные спекуляции (о проблеме жизни и материи) конденсации в социальную или религиозную систему. Однако довольно и того, что они напоминают нам об определенных аспектах Брахманических Упанишад.

Моя цель — представить новый подход к Учению Иисуса Христа, подход, основанный на божественной реализации, а не на догме, и не на каком-то новом, научном «откровении». Иногда Бог вмешивается в историю человечества. Он сделал это со схождением Иисуса Христа, чьё Учение основано на высшем откровении Истины. Ведь Иисус Христос был великим Мастером, достойным глубочайшего почтения всех искренних искателей Истины. В этом состоит трагедия истории христианства, — трагедия, которая, если не была частью божественного плана, то должна была быть точно предсказана Им — что его Учение будет искажено человеческим невежеством.

Христианство было представлено миру в эпоху, когда человечество проходило период относительного интеллектуального, материального и духовного невежества: материалистический век, который длился несколько сотен лет, и принес с собой убеждение, что единственной реальностью является материя.

Следовательно, христиане тоже отождествляют свою религию со строго материалистическим видением мира. Когда в связи с расширением человеческих знаний, снова стало известно, насколько обширной и насколько тонкой на самом деле является вселенная, люди были потрясены, в своей религиозной вере, открыв для себя, насколько далеким от реальности является их понимание. Но даже тут, однако, человеческая изобретательность сумела справиться с этим вызовом. Истина, решили многие христиане, бывает двух видов: духовной и научной.

Однако в последнее время, в связи с тем, что заявления ученых, прозаиков и других подорвали даже веру людей в божественность Иисуса Христа, всё больше и больше людей задаются вопросом: «Насколько состоятельна эта наша христианская вера?». Искренние христиане естественно хотят верить, и держаться за свою веру, даже не руководствуясь разумом, из любви к Богу и Иисусу Христу. Однако в эту веру, с определенным тихим отчаянием, вторгается мысль: «Во что именно мы должны верить?». В своем сердце они знают, что Бог, Библия, а так же жизнь и Учение Иисуса Христа правдивы. То, что знает их сердце, определяет ядро их религиозной веры. Однако их интеллект был потрясен двойным нападением: со стороны науки и так называемых «новых откровений» в отношении христианской истории, предлагаемых всё большим количеством людей. Каковы на самом деле факты? В чем истина?

Бог много раз вмешивался в человеческую историю. Если когда-либо на земле может наступить время, когда Его вмешательство будет необходимым, то это время настало сейчас. Моя цель, следовательно, в том, чтобы предложить христианам духовную поддержку, основанную на откровении. Она чрезвычайно необходима.